В нашей библиотеке: 321 книг 226 авторов 0 статей За всё время нас посетило 903510 человек которые просмотрели 17789495 страниц.
Читатели оставили 10 отзывов о писателях, 70 отзывов о книгах и 6 о сайте


Название: За кулисами Уолл-Стрит

Автор: Леон Ливи

Жанр: Художественная литература

Рейтинг:

Просмотров: 1030

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 |




12 ставка не на акции, а на экономику

 

В ИНВЕСТИРОВАНИИ интуиция и анализ неразрывно связаны друг с другом. В середине 1970-х годов интуиция помогла мне осознать, что биржа сильно недооценивает актины многих компаний и эту стоимость можно реализовать. По, воспользовавшись своей интуитивной догадкой, я был вынужден проделать кропотливую работу, оценивая разрыв между стоимостью активов компаний и устойчивой недооценкой этой стоимости рынком. А стоимость активов меняется с течением времени. Например, цена элитного дома на Пятой Авеню определяется не столько затратами на его сооружение, сколько тем, какую сумму за имеющиеся в нем квартиры готовы отдать покупатели в тот или иной момент времени.

Невозможность угадать, откуда появится новая идея: из общения с историком — исследователем древнего мира; с художественным критиком, экономистом, журналистом или даже политиком? Недавно мы с женой отдыхали на озере Комо в северной Италии. Мы остановились в гостинице с видом на озеро. Каждый день мы прогуливались от нашей гостиницы к городской площади. Мы ходили в разнообразные рестораны и нанимали лодку, чтобы посетить другие города. Все это мне очень понравилось. Когда пришло время уезжать, я стал задумываться: вот было бы чудесно, если бы можно было приезжать сюда почаще. Тогда я вспомнил, что Питер Шарп купил гостиницу Carlyle Hotel, вложив в это приобретение очень мало собственных средств. Мне пришло в голову, что и я могу сделать точно так же. Таким образом, стадию "озарения" я уже прошел. Теперь остается выяснить, как все лучше организовать. Первым делом я посоветовался с итальянским юристом. И поскольку я люблю работать с компаньонами, я встретился с представителями фирмы, занимающейся гостиничным бизнесом.

За многие годы своей деятельности я наделал немало ошибок и у меня накопился достаточный негативный опыт, поэтому в большинстве случаев мое воодушевленные по поводу новых начинаний при их более пристальном рассмотрении быстро исчезает. Но наличие причины, позволяющей мне возвращаться к озеру Комо, — достаточный стимул, чтобы начать долгий процесс, который, возможно, приведет к деловому союзу.

Недавно я размышлял по поводу возможностей инвестирования в Индии, Китае и России. Не знаю, что стало причиной: чтение Толстого или то, что мой зять — американец индийского происхождения. Что бы меня не подтолкнуло, но сейчас я об этом размышляю. Мне кажется, что теперешний спад экономики США — до того, как мы из него выйдем, — будет серьезным и длительным. А вот когда спад закончится, следующий за ним подъем будет отличаться от того, что мы видели раньше. Вполне возможно, что очередной скачок биржевых цен произойдет в экономиках перечисленных стран, которые вместе охватывают свыше трети мирового населения. Ни одну из этих экономик не затронул последний биржевой "бум". У каждой из них — огромный потенциал, но также масса неизвестных факторов риска, и это отпугнет наиболее осторожных инвесторов.

Возьмем Россию. Гарантирует ли правительство права собственности и сможет ли оно установить верховенство законов? Прошлое России не дает поводов для оптимизма — ее правительства (так же, как и правительства Китая) неоднократно отказывались платить по государственным долговым обязательствам. Па протяжении последних нескольких лет даже те западные инвесторы, которым удалось добиться определенных успехов, слишком часто сталкивались с ситуацией, когда у них отнимали их прибыльные и весьма рискованные предприятия — либо с помощью чиновничьих распоряжений, либо с помощью силы. Продолжит ли Россия реформировать свою налоговую систему, чтобы компании занимались бизнесом, не опасаясь "карательных операций" коррумпированных чиновников налогового ведомства? Россия уже приняла фиксированную ставку налога на доходы. Я считаю этот шаг неправильным.

Даже если ответ на перечисленные вопросы — твердое "да!", остается не менее важный вопрос: когда? Возможно, сейчас мы получим ответ быстрее, чем это было возможно до іерактов 11 сентября: охота на Усаму бен Ладена предоставила России исторический шанс преодолеть недоверие и наладить более тесные экономические связи с США и Европой.

Если Россия на протяжении следующих пяти лет будет планомерно проводить последовательные реформы, инвесторы вернутся на ее рынок. Сейчас ее рынок настолько мал и неликвиден, что даже ограниченные вложения могут обеспечить непропорционально высокий доход. Когда я пишу эти строки, акции на российском рынке продаются по цене, в два раза превышающей доходы на акцию (исключая акции крупных нефтяных компаний), что свидетельствует о незнании международными инвесторами российского рынка. Даже если в результате российских реформ произойдет выравнивание цен по сравнению с другими рынками, вполне разумно ожидать, что в определенный момент акции будут продаваться по цене, в пять раз превышающей доходы на акцию (что опять-таки составляет всего лишь часть того высокого соотношения цепы и дохода на акцию, которое характерно для бирж США). Также вполне логично предположить, что по ходу осуществления реформ увеличится приток инвесторов, начнется экономический рост, что приведет к увеличению доходности и усилит воздействие на (тогда уже повышающееся) соотношение цены и доходности на акцию. Цены на акции крупных российских компаний уже начали карабкаться вверх.

Какой рынок предложит лучшие возможности — американский, с ценами, установившимися из расчета на головокружительный рост доходов (несмотря на реальную вероятность дальнейшего сползания к рецессии), или российский, с невероятно низкими ценами (несмотря на улучшение многих его основных показателей)? Ответ на этот вопрос даст время.

Очевидно, подтверждаются мои предположения о роли процентных ставок. Процентные ставки служат хорошим индикатором общего мнения о будущих перспективах развития экономики. Если в экономике спад, то центральные банки обычно снижают процентные ставки, чтобы стимулировать инвестиции и уменьшить тяжесть долговых обязательств. Если экономика на подъеме, то банкиры начинают беспокоиться уже не по поводу рецессии, а по поводу возможного роста инфляции, и стремятся повысить процентные ставки, чтобы уберечь экономику от "перегрева". Общее настроение рынка находит свое яркое отражение в процентных ставках, зафиксированных во фьючерсных контрактах, заключаемых на различных биржах.

Мой любимый фьючерсный контракт — опцион "колл" на покупку евродолларов. Он представляет собой хорошую иллюстрацию того, исходя из каких соображений я принимаю решение о покупке или продаже. Хотя опцион "колл" на приобретение евродолларов и считается чрезвычайно хитроумным инвестиционным инструментом, я руководствуюсь соображениями более простыми. К использованию этой системы я пришел без помощи компьютера или калькулятора, просто пользуясь теми знаниями об экономике, которые я почерпнул у отца и брата Джея.

Свою первую операцию на рынке евродолларовых опционов "колл" я провел в 1994 году. Начиная с 1960-х годов, в моменты, когда моя оценка перспектив развития экономики расходилась с общим настроением рынка, я иногда делал инвестиции с учетом динамики движения процентных ставок. Хорошую возможность для осуществления подобного рода инвестиций предоставил рынок евродолларов.

Евродоллар — это попросту доллар, оказавшийся за пределами США (вследствие либо оплаты американскими фирмами поставок импортных товаров, либо покупки долларов иностранцами для хранения своих сбережений в стабильной валюте, либо накопления правительствами других стран долларов с целью пополнения своих золотовалютных запасов). Если вы летите самолетом из Нью-Йорка в Лондон и у вас в кармане есть доллар, вы, как волшебник, можете превратить его в евродоллар, положив на счет в коммерческом банке после своего прибытия в аэропорт Хитроу.

Рынок евродолларов появился в 1970-е годы, когда США захлестнула инфляция и большое количество долларов хлынуло за пределы страны. Рынок евродолларов собрал воедино доллары-"эмигранты", чтобы ими можно было легко торговать, не отправляя их назад в США и не расшатывая стабильность мировой денежной системы. Евродолларовый "колл" — это контракт (называемый опционом), дающий инвестору право покупать евродоллары в определенный момент времени в будущем.

При покупке опциона максимальный размер ваших потерь равен первоначально уплаченной цене, составляющей крохотную часть от основной суммы контракта. Например, цена 90-дневнего фьючерсного контракта на сумму 1 млн. долл. при процентной ставке в 6% составляет всего лишь около 750 долл. Цена опциона определяется рынком, она колеблется в зависимости от изменений процентной ставки. Если процентные ставки возрастут и останутся на высоком уровне (в данном примере выше 6%), то мой опцион станет бесполезен и я потеряю 750 долл. Но если процентные ставки пойдут вниз, цена евродолларовых фьючерсов поднимется и я получу выгоду от огромного "финансового рычага". Если процентная ставка снизится с 6 до 5, стоимость моего опциона "колл", вероятно, вырастет приблизительно до 2500 долл., т.е. более чем в три раза превысит ту сумму, которую я за него заплатил. (Заработав деньги на этом рынке, моя племянница Джули вначале расстроилась — она решила, что получила доход за счет каких-то вдов или сирот. Я объяснил ей, что расчетливые банкиры, играющие на этом рынке, вполне способны отстаивать свои интересы.)

Для крупного инвестора выигрыш от использования "финансового рычага" при операциях с опционом "колл" может быть еще значительнее. Когда трейдер знает, что инвестор располагает значительными суммами, он может предоставить намного большую маржу; в таком случае мой потенциальный выигрыш может увеличиться до соотношения 16 к 1 — если рынок будет развиваться в предполагаемом мной направлении. Даже учитывая возможность потери вложенных средств, я оцениваю вероятность получения дохода как 4 к 1, а это отличный показатель соотношения риска и вознаграждения.

Потенциальные возможности, возникающие при инвестировании в опционы "колл", делают последние дешевым видом страховки на случай экономического спада, в результате которого снижается стоимость других видов инвестиций. Спад обычно сопровождается сокращением объемов строительства, падением спроса на капитал, уменьшением количества желающих получить займы. Эти факторы заставляют правительство понижать процентные ставки для стимулирования экономического роста. Конечно, бывают исключения из правил, вдобавок существует множество неизвестных факторов; но вполне резонно предположить, что процентные ставки будут и дальше снижаться. Евродолларовые контракты "колл" дают возможность еще больше "раскрутить" "финансовый рычаг", поскольку в большинстве случаев при снижении процентных ставок краткосрочные ставки снижаются в большей степени, чем долгосрочные.

Эти контракты имеют и другие преимущества. Используемый "финансовый рычаг" делает стоимость опциона чрезвычайно изменчивой. За один день она может снизиться или повыситься на величину до 12%. Если на рынке происходит снижение ставок, цена контракта может возрасти до приемлемого уровня задолго до истечения срока действия опциона, и я могу продать свой пакет со значительной прибылью. Кроме того, громадные объемы этого рынка в определенной мере защищают его от манипуляций. Обычно каждый день совершается более миллиона операций по 90-дневным контрактам при номинальной стоимости каждого из них в 1 млн долл Еще одно преимущество состоит в том, что расчеты осуществляются по правилам рынка наличных сделок И поскольку расчетная цена определяется посредством усреднения процентных ставок, устанавливаемых тринадцатью крупнейшими банками Лондона, инвесторы могут быть уверены, что цена отражает общее мнение, существующее в данный момент на рынке

По сути, евродолларовый "колл" — один из наиболее выгодных способов зарабатывания денег на будущих процентных ставках, дающий возможность инвестору использовать значительный "финансовый рычаг" и ограничивающий его риск В последнее время я отошел от инвестирования в акции, посчитав, что возможность получения дохода при игре на колебаниях процентных ставок выше, чем на рынке переоцененных акций.

Чтобы понимать факторы, влияющие на колебания процентных ставок, необходимо иметь знания, опыт и уметь анализировать постоянно меняющееся положение на рынке Но большая часть необходимой информации доступна широкой публике; часть информации можно получить от учреждений, отслеживающих результаты биржевых торгов и состояние экономики.

Я научился находить связь между положениями экономической теории и ежедневными событиями, наблюдая за тем, как мой отец вкладывал свои средства Он следовал своей теории о взаимосвязи капитальных затрат, доходов и курса развития экономики 51 так и не дочптат до конца его книгу, но ее прочет мой брат, и долго еще после смерти отца я обращался к Джею, а затем и к Дэвиду, превратившим идеи отца в совокупность инструментов экономического прогнозирования

Используя идеи отца, а также исходя из множества других предпосылок, в 2000 году я пришел к твердому убеждению, что настала пора глубокого и продолжительного экономического спада (В исследованиях моего брата по сути утверждалось что проблемы возникли еще раньше) Но мой вывод не совпал с об щим настроением рынка, рынок фьючерсов в 2000 и 2001 годах предвещал быстрое оживление экономики Я же леї ом 2000 года опасался не только спада экономики, но и неблагоприятного влияния, которое окажет на все еще завышенные биржевые курсы замедление или замирание потребительской активности — в условиях, когда и компании, и потребители столкнулись с проблемами, связанными с ростом задолженности и ужесточением условии предоставления кредитов

Итак прогноз большинства участников рынка состоял в юм, что в экономике США последует резкий спад, а затем резкий подъем - но образцу так называемой V образной кривой У меня было иное мнение - конечно, не из-за вероятности какого-либо іеракта в будущем В феврале 2001 года я ожидал, что процентные сіавкп упадут к концу года до 3% (как оказалось, мой прогноз был слишком осторожным) Я считал после того как рынок приспособится к новым обстоятельствам, понижение ставки до 3% должно привести к повышению цены евродолларового контракта стоимост ыо 750 долл до 3575 долл

Я рассказал нескольким коллеіам о своем "евродолларовом" плане, но мало кто из них решился ему последовать - возможно, некоторые не поняли суть плана, другие отреаі провали іакже, как Макс Оппенгеимер сорок лет тому назад (Когда я пытался убедить его иопольюваїь новые инвестиционные возможности, он обьяспил мне проблема не в гом, каков характер предлагаемых идеи— консервативный либо спекуляшвпыи, проблема в том, как эти идеи воспримет большинство инвесторов )

Уже сейчас я вижу признаки того, что опытные профессиональные инвесторы по новому взглянули на Россию Осенью 2001 года я был приглашен па обед в клубе Рокфеллер-Центра, организованный Джеком Бримбергом (братом покойного Роберта Бримберга, более известного читателям книги The Money Game как Скарсдейл-Фэтс). На встрече обсуждались перспективы России. Присутствовали свыше десятка представителей хеджин-говых фондов и частных инвестиционных фирм. Сомневаюсь, что двумя годами раньше, — когда в памяти еще были свежи воспоминания о российском дефолте 1998 года, — на подобное мероприятие собралось бы больше двух-трех биржевиков с Уолл-Стрит. Да, время на рынке решает все.

В стрессовых ситуациях иногда даже минуты могут показаться вечностью. Раньше Федеральная резервная система США издавала брошюры, которыми следовало пользоваться в случае неуправляемого падения цен на бирже. Книга предназначалась для служащих Федерального резерва и содержала точные указания к действию и необходимые телефонные номера. В зависимости от обстоятельств служащий открывал указанную книгу и находил инструкции типа "Позвоните господину Тохура в Банк Японии но такому-то номеру и скажите ему следующее..." Идея состояла в том, что в кризисной ситуации время на бирже настолько ценно, что служащий не должен искать фамилии и номера телефонов или даже раздумывать о том, что сказать.

Я стал свидетелем нескольких биржевых кризисов — и как "пострадавшая сторона", и как безобидный наблюдатель, и как участник. В разгар знаменитой атаки Джорджа Сороса на британский фунт стерлингов 16 сентября 1992 года британская пресса обливала его грязью и называла "человеком, разорившим Английский Банк"; я же тогда считал, — да и сейчас считаю, — что Соросу за его заслуги перед британской экономикой следовало бы пожаловать рыцарское звание. Срок, в течениє которого произошли те судьбоносные события, составил всего лишь один день...

Эта финансовая драма разыгрывалась на фоне политического лавирования, затеянного накануне создания евро. В то время Соединенное Королевство готовилось ко вступлению в Европейский Союз. Л значит, ему необходимо было удерживать свою валюту в пределах обменных курсов, установленных Маастрихтским договором. Обычно правительства укрепляют валюту, повышая процентные ставки, — такая политика вызывает приток капитала, ищущего возможности для получения большой прибыли.

Но в 1992 году сама мысль о том, что Великобритания может повысить процентные ставки, казалась совершенным безумием. Экономика страдала от нехватки денег. Вследствие того, что курс британского фунта держался на высоком уровне по сравнению с другими валютами, ориентированные на экспорт отрасли страдали из-за неблагоприятного соотношения цен. Таким образом, британские компании страдали вдвойне: и из-за высоких процентных ставок (тормозивших инвестиции), и из-за сократившихся экспортных возможностей. Тем не менее когда немецкий Бундесбанк поднял ставки, реагируя на динамику инфляционных процессов, ставшую следствием осуществленных раньше затрат на присоединение Восточной Германии, Английский Банк ответил тем же.

Британское правительство пыталось решать проблемы, оглядываясь назад и осторожничая. Джордж Сорос смотрел вперед, смело и целенаправленно. Он понимал, что фунт переоценен и британская казна не сможет себе позволить поддерживать такой высокий курс бесконечно.

Падение курса фунта стерлингов принесло бы пользу экспортерам — их товары стали бы дешевле по сравнению с товарами производителей из других стран, а у Английской:

Банка стало бы меньше причин искусственно поднимать процентные ставки, что помогло бы тем, кто желал получить кредит. Джордж всего лишь поспособствовал естественному ходу событий. Я сделал небольшое вложение и также присоединился к игре.

Итак, Сорос готовил атаку на фунт. До этого консорциум европейских банков купил по поручению Английского Банка приблизительно 10 млрд. фунтов. Сорос обратился к консорциуму с предложением продать эти 10 млрд. фунтов "без покрытия" — по сути, занимая фунты но существующему тогда высокому обменному курсу. Если бы стоимость фунта упала, он мог бы отдать долг более дешевыми фунтами и положить разницу себе в карман. Банки поняли намерения Сороса и сообразили, что смогут получить доход за счет разницы в курсах купли-продажи па обоих этапах этой операции. И они "дали добро" Соросу совершить эту массированную продажу "без покрытия". Подключились и другие желающие продавать фунт "без покрытия". Английский Банк подвергся невыносимому давлению и был вынужден опустошать свои валютные резервы, покупая фунты и пытаясь предотвратить падение их курса.

Но фунт стерлингов был обречен. Валютные резервы Соединенного Королевства в долларах (по существу, единственной валюте, служившей обеспечением фунта) истощались. В конце концов Британия капитулировала, отменила решение о подъеме процентных ставок и перестала препятствовать падению курса фунта. Через некоторое время естественные рыночные механизмы обеспечили оживление экономики. Британское правительство могло бы сэкономить себе довольно много денег, просто выписав Соросу чек па круглую сумму (только за один день 16 сентября он заработал 1 млрд. долл.). Еще лучше было бы вовремя признать всю безрассудность попыток преодолеть рыночные силы и позволить курсу фунта опуститься до своего естественного уровня. Вот из-за подобного подхода Британия, наверное, и потеряла тринадцать своих колоний1.

Но правительства не склонны признавать экономические реалии, и это создает значительные возможности для инвесторов. Когда во время азиатского финансового кризиса 1997 года стало очевидным ослабление таиландской экономики, правительство Таиланда могло упредить любые атаки на свою валюту — таиландский бат, — если бы не препятствовало понижению ее курса. (По сравнению с Китаем и другими азиатскими соседями Таиланд был в более невыгодном положении из-за большей стоимости его рабочей силы; сказалось и произошедшее в пору экономического бума чрезмерное увеличение объемов строительства в стране.) Почему правительство Таиланда не позволило действовать рыночным механизмам? Ответ очевиден, если выяснить, кто пострадал бы от падения курса. Падение курса увеличило бы расходы элиты, благосостояние которой больше всего зависело от импорта. Кроме того, многие из наиболее влиятельных семей и бизнесменов Таиланда имели долги, деноминированные в долларах.

Вместо девальвации Банк Таиланда принялся всеми силами поддерживать курс бата. Это оказалось фатальной ошибкой - инструмент, созданный правительством для защиты бата, как раз и стал для биржевых спекулянтов тем средством, в котором они нуждались для проведения валютной атаки. В начале 1997 года правительство Таиланда начало продажу фьючерсных контрактов на поставку долларов по определенному курсу на определенные даты в будущем. Неожиданно в распоряжении спекулянтов оказались контракты, дающие им

 

Речь идет и тринадцати штатах, первоначально составлявших США — Прим. рсд возможность осуществлять массированные продажи валюты "без покрытия".

Продавая эти контракты "без покрытия" (а значит, обязуясь выплатить определенную сумму в батах на определенную дату в будущем), спекулянты исходили их того, что таиландскому правительству придется произвести девальвацию своей денежной единицы, потому что у него не останется "твердой" валюты, необходимой для удовлетворения обязательств по данным контрактам. Вот тогда спекулянты рассчитывали оплатить контракты "подешевевшей" валютой и получить доход от разницы курсов.

Было очевидно, что Таиланд никак не сможет выполнить обещания, содержащиеся в миллиардах фьючерсных контрактов, изданных его центральным банком. Все это понимали. Единственное, что оставалось неизвестным, — это объявит ли правительство Таиланда дефолт, что погубит и спекулянтов, и таиландскую экономику, или произведет девальвацию своей денежной единицы.

Ход событий предугадать было несложно — человеческая алчность и глупость создавали благоприятную почву. Я также зарабатывал деньги, пользуясь этими человеческими "слабостями". Компания Milwaukee Road потому и принесла огромные доходы, что "клеймо" банкротства и неутешительная история развития железных дорог мешали осознать появление чрезвычайно выгодной возможности. Нереалистичное восприятие будущего, заключенное в оценках евродолларовых контрактов "колл", также иллюстрирует характерную человеческую слабость: склонность представлять себе будущие события как некое повторение прошлого, игнорируя при этом произошедшие существенные изменения. Если вложения в России оправдаю і мои предположения относительно их прибыльности, то мы получим еще один пример выгодной возможности, возникшем вследствие неверного прогноза, сделанного инвесторами, оставшимися заложниками представлений недавнего прошлого.

Большую часть жизни я не считал себя богатым человеком. По сути, лишь несколько лет тому назад я полностью рассчитался с долгами. На первый взгляд мое заявление может показаться излишней скромностью, но нужно учитывать, что на протяжении последних пяти лет некоторые очень богатые инвесторы были вынуждены беспомощно наблюдать, как тают их богатства. И у меня не было причин считать, что я защищен от прихотей судьбы, низвергающих сильных мира сего.

Человек, имеющий много денег, не располагает большим выбором, кроме как инвестировать их или делать благотворительные пожертвования. В благотворительности я использую тот же подход, что и в инвестировании — стратегический. Как правило, отдавая деньги на благотворительность, я предпочитаю, чтобы они служили определенной цели или идее. Я, например, выделил средства археологу из Йельского университета, изучающему влияние климата на расцвет и упадок цивилизаций в районе равнины Набур на территории нынешней Сирии. Открытия этого ученого, довольно критически воспринятые в кругах археологов, свидетельствуют в пользу того, что причиной гибели аккадской цивилизации 4200 лет назад стала не гражданская война или вторжение неприятелей, а жесточайшая засуха. В настоящее время я также выступаю спонсором междисциплинарной программы Института Рокфеллера и Института перспективных исследований, занимающейся математическим моделированием эпидемий. Люди приходят ко мне с идеями, но довольно часто у меня самого возникает вопрос, на который я хотел бы получить ответ; тогда я стараюсь убедить соответствующую организацию заняться этим вопросом.

Многие из моих усилий в сфере благотворительности па-правлены на поддержку археологии и искусства. Я финансирую раскопки в городе Лшкелон в Израиле, поскольку мне интересно, влияние каких культур может обнаружиться при подобного рода проникновении в прошлое. Найденная нами древнеримская арка, построенная более чем за тысячу лет до расцвета могущественного древнеримского государства, — как раз и представляет подобного рода сюрприз, па который мы рассчитывали. Данное открытие доказывает высокий уровень развития, достигнутый цивилизацией филистимлян. Лоренс Стейджер, археолог из Гарварда, с самого начала отвечавший за ведение раскопок, утверждает, что филистимляне — это микенские греки, основавшие свои государства на восточном побережье Средиземного моря. Познакомившись со многими археологами, мы обнаружили один из секретов их профессии: археологи любят проводить раскопки, но ire всегда публикуют результаты своих исследований, и одна из причин этого — нехватка средств. Поэтому мы основали при Гарвардском университете фонд, финансирующий издание археологической литературы, и вот уже много лет осуществляем финансовую поддержку ученых со всего мира, публикуя отчеты о раскопках, многие из которых были завершены полстолетия тому назад.

Я также считаю, что студенты, изучающие историю искусств, должны иметь возможность увидеть предмет своего изучения. С этой целью я основал при Институте изящных искусств в Нью-Йорке программу, предоставляющую гранты студентам, успешно окончившим первый курс магистратуры; они получают средства, чтобы провести лето в любом уголке мира, куда их могут завести их академические интересы.

Как и в бизнесе, в благотворительности я предпочитаю работать с конкретными людьми, а не абстрактными учреждениями. Когда я основывал Levy Economics Institute of Bard College, я стремился поддержать людей и их идеи. Идеями были уравнения моего отца, показывающие движения доходов и, следовательно, курс развития экономики. Человеком, которому я оказывал поддержку, был Леон Ботстайн, президент Бард-колледжа. Впервые я встретил его в 1970-е годы. Леон — чрезвычайно умный и прозорливый человек.

Институт расположен в прекрасном здании на берегу реки Гудзон. Это исследовательское учреждение объединяет ученых, занимающихся теми же проблемами, которые заинтересовали моего отца в 1912 году; его цель — оказывать влияние на видных предпринимателей, лидеров профсоюзов, членов правительства с целью решения неотложных экономических проблем нашего времени.

Когда я впервые пожертвовал средства на Бард-колледж, он был на грани банкротства и, возможно, обанкротился бы, если бы не мое вмешательство. Теперь его финансовое положение укрепилось. Мои пожертвования Бард-колледжу за многие годы составили около 100 млн. долл. Я готов предоставлять такие большие суммы, так как считаю, что гуманитарное образование жизненно необходимо и в то же время оно находится под угрозой. Даже в суперконкурентном мире Уолл-Стрит большинство "великих умов" получили свое образование в различных областях гуманитарных наук. Изучение искусств, философии, истории и политологии дает студентам возможность жить полной, интересной жизнью и делать свой вклад в развитие общества.

Когда я финансирую учреждения типа Бард-колледжа, я стараюсь лишь минимально вмешиваться в конкретные вопросы распоряжения средствами. В конце концов, нет никаких оснований считать себя умнее руководителя такого учреждения. Вот почему я весьма популярен — большинство спонсоров с большим удовольствием профинансирует строительство здания, которое впоследствии будет носить их имя. Редко встречаются "филантропы", жертвующие деньги на незаметную работу по рутинному обеспечению жизнедеятельности учреждений. Однако мой подход основан исключительно на здравом смысле: если есть сомнения, смогут ли люди, которые получают деньги, найти им разумное применение, наверное, лучше им денег вообще не давать. Подход тот же, что и в инвестировании.

Мое общение с некоторыми "грандами" естественных наук помогает осознать незначительность своих личных достижений. Достаточно один раз переговорить со специалистом но космологии из Института перспективных исследований, и любые достижения па нашей крохотной планете покажутся ничего не значащей мелочью. Единственное, в чем мы можем попробовать преуспеть, — это оставить после себя наследство в виде добрых дел.

Сомнения, возникшие у меня относительно эфемерности моего успеха, попытался несколько развеять Филипп Де Мон-тебелло — директор знаменитого нью-йоркского Музея искусств "Метрополитен". Однажды он пришел ко мне домой па обед, чтобы попросить о помощи в сооружении новой пристройки к музею для экспозиции коллекций древнегреческого и древнеримского искусства. Говоря об этом проекте, он увлекся п в какой-то момент предложил мне, чтобы флигель "вошел в века" под моим именем и именем Шелби.

Понимая, что когда-нибудь в будущем какой-нибудь преемник Филиппа, вероятно, решит сделать такое же предложение еще не родившемуся спонсору, я спросил: "А сколько продлится это 'в века'?" Мой собеседник не раздумывая ответил: "В вашем случае — пятьдесят лет". Я рассмеялся, затем на минуту задумался, а потом предложил увеличить срок до семидесяти пяти лет — мне подумалось, что моей дочери Трэйси будет обидно, если при ее жизни переменят название. Филипп согласился, и у Музея искусств "Метрополитен" появилась новая пристройка.

 




Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 |

Оцените книгу: 1 2 3 4 5

Добавление комментария:






Информацию в электронную библиотеку yourforexschool.com добавляют исключительно для ознакомления. Если вы являетесь автором книги или компанией которая имеет права распространения и вы хотите чтоб на сайте не было вашей книги, то напишите в обратную связь и мы незамедлительно удалим её.

Копирование материалов сайта разрешено только с использованием активной ссылки на yourforexschool.com Copyright © 2010